К вопросу о гражданском обороте ресурса нумерации.

К вопросу о гражданском обороте ресурса нумерации.


    Определение понятия  “нумерация” приводится в ст.2 федерального закона от 07.07.2003 года № 126-фз “О связи”. В законе под нумерацией понимается  цифровое, буквенное, символьное обозначение или комбинации таких обозначений, в том числе коды, предназначенные для однозначного определения (идентификации) сети связи и (или) ее узловых или оконечных элементов. Функциональное значение нумерации заключается  в использовании операторами связи принятых на международном и национальном уровне обозначении (цифр, букв, символов) для идентификации сети связи,  ее узловых или оконечных элементов. В свою очередь ресурс нумерации  определяется законом, как совокупность или часть вариантов нумерации,  которые возможно использовать в сетях связи. Использование ресурса  нумерации регулируется действующими нормативно-правовыми и  нормативно-техническими актами в сфере связи. Такие акты, принимаются  национальными Администрациями связи с учетом рекомендаций МСЭ-Т, как на  межгосударственном уровне  (например, "Система и план нумерации на сетях  связи стран 7-й зоны всемирной нумерации", одобренные решением ГКЭС  России при Госкомсвязи России от 30.09.98 N 37 и согласованные с  Министерством транспорта, коммуникаций и туризма Республики Казахстан),  так и на национальном уровне (Российская система и план нумерации  утвержденные Мининформсвязи РФ от 17.11.2006 N 142).   

     Если с технической стороны назначение нумерации не вызывает особых вопросов, то  юридическая природа нумерации не столь определенна. Не секрет, что до недавнего времени практика аренды/бронирования номеров была достаточно распространена (см. например Постановление десятого арбитражного апелляционного суда от 13.11.2006, 20.11.2006 по делу N А41-К1-1371/06, Постановление ФАС Московского округа от 03.10.2006, 10.10.2006 N КА-А40/9430-06 по делу N А40-8874/06-87-32). Фактическая продажа номеров, по различного рода сделкам существует и сегодня. В этой ситуации закономерен вопрос о том, что является предметом таких сделок, как квалифицировать нумерацию в гражданском обороте.
     Являясь составной частью технического взаимодействия сетей связи использование  нумерации на той или иной сети, обязывает операторов других сетей осуществлять маршрутизацию вызовов абонентов на номера сети, в которой такая нумерация используется в целях установления соединения между оконечными устройствами абонентов сети (узлами связи) и передачи между ними сообщений электросвязи.   Маршрутизация вызовов на выделенную оператору присоединяемой сети связи нумерацию является один из элементов обязательств, принимаемых оператором присоединяющей сети связи.  Данный вывод подтверждается судебной практикой. В качестве примера можно привести Постановление ФАС Поволжского округа    от
23.03.2006 по делу N А72-7224/05-11/489.    Из материалов этого дела следует,  что по заявлению ООО "СТС" Управлением ФАС по Ульяновской области было возбуждено дело в отношении ОАО "ВолгаТелеком",   по признакам нарушения п. 1 ст. 5 Закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках". Нарушения ОАО "ВолгаТелеком" состояли в предъявлении к ООО "СТС" необоснованного требования по приобретению дополнительных цифровых потоков Е1 для задействования ресурса нумерации в объеме 10000 номеров, выделенного Россвязью за дополнительные потоки финансовых средств. УФАС потребовало открыть ООО "СТС" доступ к ресурсу нумерации в объеме 10000 номеров, выделенному решениями от 03.05.2005 N 228 и от 11.05.2005 N 229 Федерального агентства связи. ОАО "ВолгаТелеком"обжаловало решения УФАС в судебном порядке. Отказывая в удовлетворении требования ОАО "ВолгаТелеком", суд первой  инстанции исходил из того, что обязанность ОАО "ВолгаТелеком" по  обеспечению доступа к любым номерам, входящим в выделенный Обществу с  ограниченной ответственностью "СТС" ресурс в объеме 10000 номеров,  установлена п. 18 "Правил распределения и использования ресурсов  нумерации единой сети электросвязи Российской Федерации", утвержденных  Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.07.2004 N 350  (далее - Правила).
   

    Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и признавая недействительными оспариваемые решение и предписание Управления ФАС, исходил из того, что все вопросы, связанные с реализацией полученного ООО "СТС" права на ресурс нумерации, являются договорными. Федеральный закон "О связи" не обязывает хозяйствующий субъект, занимающий существенное положение в сети связи общего пользования, оказывать безвозмездные услуги, связанные с выделением ресурсов нумерации единой сети электросвязи Российской Федерации.
    Кассационная инстанция отменила Постановление апелляционной инстанции и оставила в силе решение суда первой инстанции, исходя из того, что в силу норм гл. 4 Федерального закона "О связи" операторы связи имеют право на присоединение своих сетей электросвязи к сети связи общего пользования. Статьей 18 указанного Закона предусмотрена обязанность оказания услуг по присоединению на основании договора присоединения. При этом под услугой присоединения понимается деятельность, направленная на удовлетворение потребности операторов связи в организации взаимодействия сетей электросвязи, при которой становится возможным установление соединения и передача информации между пользователями взаимодействующих сетей. Заключенным между ОАО "ВолгаТелеком" и ООО "СТС" договором от 15.03.2005  N 04-26/049 предусмотрено поэтапное присоединение сети электросвязи  присоединяемого оператора (ООО "СТС") к сети связи общего пользования.  На первом этапе присоединения ОАО "ВолгаТелеком" согласно п. 2.2.1  договора обязалось предоставить технические ресурсы на 1000 номеров присоединяемой емкости. При этом договором не были определены варианты нумерации, возможность использования которых могла быть предоставлена присоединяемому оператору после выполнения процедуры присоединения.
      В соответствии с п. 18 "Правил распределения и использования ресурсов нумерации единой сети электросвязи Российской Федерации", утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.07.2004 N 350, оператор связи, получивший ресурс нумерации, самостоятельно выделяет номера для абонентов и пользователей услугами связи, назначает идентификационные коды элементов сети, коды доступа к услугам связи на своей сети из выделенного ему ресурса нумерации.Решением Федерального агентства связи N 228 от 03.05.2005 ООО "СТС" выделен ресурс нумерации в объеме 10000 номеров в диапазоне N от 260000 до 269999. Таким образом, на основании вышеуказанного права, предоставленного п. 18  Правил, ООО "СТС" могло использовать любой из вариантов нумерации,  входящих в выделенный ему ресурс. Это не противоречило условиям  заключенного сторонами договора и не означало возложение на ОАО  "ВолгаТелеком" дополнительных обязанностей, не предусмотренных  договором. В этой связи нельзя признать обоснованным довод апелляционной инстанции  о том, что Федеральный закон "О связи" не обязывает хозяйствующий  субъект, занимающий существенное положение в сети связи общего  пользования, оказывать безвозмездные услуги, связанные с выделением ресурсов нумерации единой сети электросвязи Российской Федерации. Исходя из смысла понятия услуги присоединения и с учетом вышеуказанной нормы п. 18 Правил, действия оператора, занимающего доминирующее положение на рынке услуг связи по предоставлению возможности присоединяемому оператору использовать любой из вариантов нумерации, входящих в выделенный ему ресурс, входит в услугу присоединения.
    ОАО "ВолгаТелеком" не представлены доказательства того, что предоставление возможности ООО "СТС" использовать, не выходя за рамки 1000 номеров любую комбинацию из выделенных государством 10000 вариантов, требует дополнительного представления подлежащих оплате технических и сетевых ресурсов. Поскольку суть спора между операторами связи состояла не в увеличении  количества подлежащих использованию ООО "СТС" номеров, а в возможности  использовать любой из вариантов нумерации, входящих в выделенный ООО  "СТС" ресурс, что не требовало задействования дополнительных цифровых  потоков Е1, предъявленные со стороны ОАО "ВолгаТелеком" требования к ООО  "СТС" о приобретении дополнительных цифровых потоков Е1 и о передаче за  дополнительные потоки финансовых средств обоснованно признаны  Управлением ФАС препятствующими осуществлению деятельности ООО "СТС",  могущими иметь своим результатом ограничение конкуренции на рынке услуг  по предоставлению услуг телефонной связи, а также ущемляющими интересы  как ООО "СТС", так и пользователей указанных услуг. С учетом изложенного суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении требований ОАО "ВолгаТелеком" о признании  недействительными решения Управления ФАС от 26.07.2005 и предписания от 20.07.2005, в соответствии с которыми действия ОАО "ВолгаТелеком" признаны нарушением абз. 3 п. 1 ст. 5 Закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" и ему предписано открыть ООО "СТС" доступ к ресурсу нумерации в объеме 10000 номеров.
       Выводы суда апелляционной инстанции об отсутствии нарушений со стороны ОАО "ВолгаТелеком" антимонопольного законодательства и условий заключенного сторонами договора присоединения следует признать не соответствующими фактическим обстоятельствам дела и сделанными без учета норм ст. ст. 2, 18, 19, 26 Федерального закона "О связи", п. 18 "Правил распределения и использования ресурсов нумерации единой сети электросвязи Российской Федерации", ст. 5 Закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности.      

     Из данного постановления суда можно сделать вывод о том, что оператор  связи, получивший нумерацию в установленном порядке, приобретает ряд прав, вытекающих из законодательства, а именно в силу п. 18  "Правил распределения и использования ресурсов нумерации единой сети электросвязи Российской Федерации”, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.07.2004 N 350.Такой оператор самостоятельно выделяет номера для абонентов и пользователей услугами связи, назначает идентификационные коды элементов сети, коды доступа к услугам связи на своей сети из выделенного ему ресурса нумерации. Такие права реализуются в ходе исполнения договора о присоединении,  в рамках которого оператор присоединяющей сети обязан на своей сети “открыть” ресурс нумерации оператора присоединяемой сети в целях маршрутизации вызовов абонентов на сеть последнего.  Это означает, что в силу заключения договора о присоединении между операторами связи возникают обязательственные правоотношения, при которых одна сторона вправе требовать “открытия” ресурса нумерации на сети присоединяющего оператора,  другая сторона должна такое “открытие” произвести в целях удовлетворения потребности оператора присоединяемой сети связи в организации взаимодействия сетей электросвязи, при которой становится возможным установление соединения и передача информации между пользователями взаимодействующих сетей.     

   В соответствии со ст.129 Гражданского кодекса РФ объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте. Виды объектов гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается (объекты, изъятые из оборота), должны быть прямо указаны в законе. Виды объектов гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению (объекты, ограниченно оборотоспособные), определяются в порядке, установленном законом. Гражданский кодекс в ст.128 к объектам гражданских прав относит вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информацию; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.       

     Нумерация не может быть отнесена к нематериальным благам, результатам интеллектуальной деятельности, работам или услугам. Сама по себе нумерации может рассматриваться как информация (цифровое, буквенное, символьное обозначение или комбинации таких обозначений, в том числе коды) необходимая для идентификации узлов (оконечных устройств) сети связи. Вместе с тем данная информация не представляет экономической ценности, и полагаю, не может рассматриваться в качестве самостоятельного объекта гражданских прав. Нумерация значима для оператора теми правами по ее использованию, которые получает оператор связи в результате выделения ему нумерации государством. Представляется обоснованным рассмотрения данных прав в качестве имущественных прав как объекта гражданских прав.    

     Гражданский кодекс не дает формального определения имущественных прав. Вопрос о понятии данного объекта гражданских прав является довольно дискуссионным и  исследуется российской цивилистикой.   Так Джабаева А. С. отмечает, что как объект гражданского оборота имущественное право представляет собой принадлежащее уполномоченному благо идеального (нематериального) характера, выступающее, преимущественно, как право требования кредитора к должнику, которое может быть реализовано третьим лицам. При этом необходимо учитывать, что это понятие применяется для обозначения обязательственных прав. Вещные права выступают только как элемент содержания правоотношения, поскольку не могут выступать в обороте самостоятельно, а следуют за вещью. Имущественные права являются разновидностью имущества, наряду с вещами, деньгами, ценными бумагами и иным имуществом. При этом имущественные права — это самостоятельный объект оборота, который не пересекается с вещами и не является разновидностью вещей.[1]  Одним из характерных признаков вещи, выделяемых цивилистикой является ее материальность. Аполинская Н.В. определяет вещь как часть материального мира, которая имеет внешние границы и доступна человеческому обладанию. [2]  Существует и  иная точка зрения, согласно которой имущественные права представляют собой бестелесные вещи. Так Федоренко Н. и Лапач Л. отмечают, что гражданско-правовое содержание понятия вещи не исчерпывается лишь констатацией наличия материальной (вещественной) составляющей. Поэтому вещью могут выступать имущественные права, способные существовать как бы  в отрыве от основания своего возникновения, вне рамок первоначального обязательства.[3]            

     Рассматривая вопрос о том, что представляет собой нумерация, следует ограничиться указанием на то, что она не является объектом материального мира, следовательно, нумерацию нельзя рассматривать вещью в полном материальном смысле этого гражданско-правового понятия. Нумерация представляет собой в своем роде правило технического взаимодействия между операторами связи, выполнение которого обеспечивает передачу информации между абонентами (узлами) таких операторов. Вместе с тем обязанность следования названному правилу операторами связи дает соответствующее право требования их исполнения тому оператору, которому эта нумерация выделена. При этом возникают обязательственные правоотношения при которых оператор получивший нумерацию, обладает обязательственными правами по отношению к присоединившему его сеть оператору.
     Государство, выделяя нумерацию оператору предоставляет ему права, указанные в п. 18  "Правил распределения и использования ресурсов нумерации единой сети электросвязи Российской Федерации” утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.07.2004 N 350. Данные права охраняются государством. В п.15 названных Правил специально подчеркивается, что использование ресурса нумерации, не выделенного в установленном порядке не допускается. Этот пункт указывает и на то, что органы Россвязьохранкультуры обязаны принять меры по незамедлительному прекращению  использования не выделенного ресурса нумерации. При выделении нумерации права, предоставляемые оператору актом такого выделения корреспондируют с обязанностью неопределенного круга лиц воздерживаться от использования не выделенной им нумерации. Заключая договор о присоединении, оператор, получивший ресурс нумерации приобретает право требования  ее “открытия” на сети присоединяющего оператора.   Как ранее отмечалось, понятие имущественных прав применяется для обозначения обязательственных прав. Рассматривая выделение нумерации, как акт предоставления оператору обязательных прав, можно сделать вывод о том, что они как имущественные права признаются объектом гражданских прав, а соответственно могут быть включены в гражданский оборот.
   

    Ранее  законодательство прямо указывало на недопустимость оборота ресурса нумерации.  В пункте 10.9 Руководства Государственного комитета Российской Федерации по телекоммуникациям "О порядке распределения и возвращения ресурсов нумерации телефонных сетей связи России" устанавливалось, что ресурс телефонной нумерации является частью национального ресурса и не может продаваться, покупаться, передаваться и сдаваться в аренду. Руководствуюсь данным положением, суды отказывали в защите имущественных прав операторов, получивших ресурс в нарушение указанного требования законодательства (см. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 12.01.2004 N А43-3744/2003-17-127). С принятием федерального закона “О связи” и  Правил распределения и использования ресурсов нумерации единой сети электросвязи Российской Федерации, положения Руководства Государственного комитета Российской Федерации по телекоммуникациям "О порядке распределения и возвращения ресурсов нумерации телефонных сетей связи России" фактически утратили свою силу. Так ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 19.12.2006 N Ф04-8408/2006(29306-А03-36) по делу N А03-24468/05-6 отметил, что, несмотря на то, что указанный документ не отменен, фактически он утратил свое действие в связи с противоречием принятому позднее нормативно-правовому акту большей юридической силы (Правила распределения и использования ресурса нумерации единой сети электросвязи, утвержденные Постановлением Правительства России), поэтому ссылка истца на него по настоящему спору является необоснованной.
   В настоящее время ст. 26 закона “О связи” закрепляет возможность передачи ресурса нумерации. В п.7 названной статьи закона предусмотрено, что оператор связи вправе передать выделенный ему ресурс нумерации или его часть другому оператору связи только с согласия федерального органа исполнительной власти в области связи. Порядок такого согласования определен Правилами распределения и использования ресурсов нумерации единой сети электросвязи РФ.  Отсутствие такого согласие указывает на ничтожность сделки. Так ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 19.12.2006 N Ф04-8408/2006(29306-А03-36) по делу N А03-24468/05-6 согласился с доводами суда первой инстанции, который отказывая в иске (авт. иск об оплате за переданную нумерацию), на основании статьи 26 Федерального закона "О связи", пунктов 5, 7 Правил распределения пришел к выводу о ничтожности договора N 9518/1 от 15.04.2005, поскольку он не соответствует требованиям нормативных актов о получении согласия Федерального агентства связи на передачу ресурса нумерации.
      Государство обладает исключительным правом регулирования ресурса нумерации. Реализуя данное право, государство осуществляет распределение, изменение, изъятие ресурса нумерации, а также контролирует его использование операторами связи. Однако, само государство не может признаваться пользователем ресурса нумерации, т.к. ее использование осуществляется операторами связи и связано с наличием лицензии, позволяющей использовать такую нумерацию в целях оказания услуг связи. Передача нумерации от одного оператора другому не изменяет и не прекращает исключительного права государства на регулирование ресурса нумерации, т.к. данное регулирование происходит в рамках реализации его административных функций. Оператор, получивший ресурс нумерации, в том числе от другого оператора, осуществляет его использование в установленном правовом режиме, в том числе предполагающим возможность изменения или изъятия государством выделенного ресурса нумерации. Ни закон “О связи” ни Правила распределения и использования ресурса  нумерации единой сети электросвязи РФ не ограничивают и не запрещают  возмездную передачу такого ресурса нумерации при условии, что согласие  на передачу нумерации получено в установленном порядке. Данные акты не  устанавливают основания передачи нумерации. Процедура согласования  передачи предполагает только подачу заявлений от передающего и  получающего нумерацию операторов. Осуществляя согласование передачи  ресурса нумерации государство не устанавливает наличие соглашения между  операторами о передачи нумерации и, тем более не выясняет условия такого  соглашения. При решении вопроса о согласовании передачи регулятор, по  всей видимости, только удостоверяется в возможности оператора связи, получающего ресурс нумерации оказывать услуги связи с использованием  такого ресурса в рамках его лицензии и в соответствии со схемой построения его  сети, т.е. по сути, при согласовании передачи реализуется контрольная функция государства. Значит вопрос о том на основании какого соглашения и на каких условиях происходит передача нумерация, должен решаться между операторами самостоятельно и по своему усмотрению. Таким образом, в отсутствии  законодательного запрета на оборот ресурса нумерации можно предположить допустимость  такого оборота между операторами связи, в том числе по возмездным сделкам, при условии соблюдения установленного порядка согласования передачи нумерации с органом исполнительной власти в области связи
.

    В заключении следует отметить, что высказанная точка зрения об обороте нумерации является достаточно дискуссионной т.к. принципиальным остается вопрос о возможности применения к правам, предоставляемым оператору выделением нумерации положений гражданского законодательства в целом. В п.3 ст. 2 Гражданского кодекса указывается, что к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Выделяя нумерацию, государство не совершает сделку по ее отчуждению. Оператор не приобретает полноты власти над выделенной ему нумерации, т.к. она может быть изменена или изъята по решению государства  в установленных законодательством случаях без какой-либо компенсации, кроме того передача нумерации прямо зависит от согласия на такую передачу государственного органа т.е. оператор не обладает свободой ее распоряжения. Скорее выделение нумерации и согласовании ее передачи можно рассматривать как элементы административно-правого регулирование использования нумерации. При выделении/согласовании нумерации между оператором и государством возникают административные отношения, в рамках которых государство оценивает возможность использования оператором нумерации для оказания услуг связи и, установив такую возможность, предоставляет оператору специальное разрешение на ее использование. Гражданское законодательство не указывает в качестве объекта гражданских прав специальные разрешения (например, лицензии) выдаваемые государством. Соответственно и говорить об их гражданском обороте нельзя.

     Вопрос о юридической природе нумерации в научной литературе практически не освещался и в силу его актуальности требует дополнительного исследования. 

      Адвокат Александр Титов

     г . Москва

 

[1] Джабаева, А. С.Имущественное право как объект гражданского оборота.// Сибирский юридический вестник. - 2003. - № 3.
[2] Определение вещи как объекта гражданского права Российской Федерации.// Сибирский Юридический Вестник. - 2002. - № 1.
[3] Федоренко Н., Лапач Л. Особенности оборота имущественных прав// Хозяйство и право. 2001. № 11.  

ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ АДВОКАТА Интернет магазин Ogmina. Другие полезные ресурсы