Участие муниципального образования в договорных правоотношениях не меняет их гражданско-правовую природу на публично-правовую


Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации опубликовал постановление по делу № 17043/11 от 3 апреля 2012 года, в котором рассматривался спор между обществом с ограниченной ответственностью и муниципальным образованием. Суть рассмотренного ВАС в порядке надзора спора касалась наличия оснований к отказу в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Поводом к рассмотрению дела в порядке надзора стало обращение в ВАС общества с ограниченной ответственностью о пересмотре в порядке надзора определения суда первой инстанции и постановления суда кассационной инстанции, об отказе в удовлетворении требований о расторжении инвестиционного контракта и взыскании убытков.

Фабула дела: Между обществом (инвестор) и муниципальным образованием заключен инвестиционный контракт, предметом которого являлась реализация инвестиционного проекта строительства двух жилых домов на земельном участке. Решением третейского суда, с муниципального образования в пользу общества взыскана сумма убытков, возникших в связи с нарушением муниципальным образованием обязательств по инвестиционному контракту. Поскольку муниципальное образование добровольно не исполнило решение третейского суда, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда о расторжении инвестиционного контракта и взыскании убытков.

Арбитражные суды первой и кассационной инстанций отказали в удовлетворении исковых требований общества. Коллегия судей ВАС передала дело в Президиум в целях выработки единообразного подхода при применении арбитражными судами норм материального и процессуального права. Президиум ВАС согласился с правовой позицией нижестоящих судов и оставил оспариваемые судебные акты без изменения, мотивируя свое постановление следующим. В третейский суд может быть передан любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом. В рассматриваемом деле, третейский суд рассмотрел заявленное требование как гражданско-правовое, поскольку возможность участия публично-правовых образований в гражданских правоотношениях предусмотрена положениями ГК РФ.

При этом, участие муниципального образования в договорных правоотношениях не меняет их гражданско-правовую природу на публично-правовую. Вместе с тем из содержания инвестиционного контракта следует, что у муниципального образования гражданско-правовые обязательства отсутствуют. Между тем, споры, связанные с неисполнением муниципальным образованием взятых на себя обязательств вытекают из публично-правовых отношений, в связи с чем, на основании Закона о третейских судах, не подлежат рассмотрению третейским судом.  С учетом изложенного, можно сделать вывод о том, что третейский суд рассмотрел дело по спору, не относящемуся к компетенции третейского суда, в связи с чем, арбитражные суды обоснованно отказали обществу в удовлетворении заявленных требований.

Кроме того, в материалах дела имеются доказательства, подтверждающие наличие оснований к отказу в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда и по другим мотивам.



ПОСТАНОВЛЕНИЕ
Президиума Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации
№ 17043/11
Москва 3 апреля 2012 г.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в
составе:
председательствующего – Председателя Высшего Арбитражного
Суда Российской Федерации Иванова А.А.;
членов Президиума: Амосова С.М., Андреевой Т.К., Бациева В.В.,
Витрянского В.В., Горячевой Ю.Ю., Завьяловой Т.В., Козловой О.А.,
Першутова А.Г., Сарбаша С.В., Слесарева В.Л., Юхнея М.Ф. –
рассмотрел заявление общества с ограниченной ответственностью
«АЛДЕГА» о пересмотре в порядке надзора определения Арбитражного
суда Московской области от 29.06.2011 по делу № А41-29131/10 и
постановления Федерального арбитражного суда Московского округа
от 14.09.2011 по тому же делу.
В заседании приняли участие представители:
от заявителя – общества с ограниченной ответственностью
«АЛДЕГА» – Денисов Д.Н.;
от муниципального образования «Городское поселение
Краснозаводск» – Бобрицкий С.А.
Заслушав и обсудив доклад судьи Сарбаша С.В., а также объяснения
представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил
следующее.
Общество с ограниченной ответственностью «АЛДЕГА» (далее –
общество) обратилось в Арбитражный суд Московской области с
заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное
исполнение решения Александровского третейского суда от 20.07.2010 по
делу № 2-22 по иску общества к муниципальному образованию
«Городское поселение Краснозаводск» (далее – муниципальное
образование) о расторжении инвестиционного контракта от 19.12.2007 и
взыскании убытков.
Определением Арбитражного суда Московской области
от 29.06.2011 в удовлетворении заявления общества отказано.
Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением
от 14.09.2011 определение суда первой инстанции оставил без изменения.
В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской
Федерации, о пересмотре в порядке надзора определения суда первой
инстанции и постановления суда кассационной инстанции общество
просит их отменить, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и
применении арбитражными судами норм права, дело передать на новое
рассмотрение.
В отзыве на заявление муниципальное образование просит оставить
названные судебные акты без изменения.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве
на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей
участвующих в деле лиц, Президиум считает, что оспариваемые судебные
акты подлежат оставлению без изменения по следующим основаниям.
Как установлено судом первой инстанции, 19.12.2007
муниципальное образование и общество (инвестор) заключили
инвестиционный контракт, предметом которого являлась реализация
инвестиционного проекта строительства двух жилых домов на земельном
участке примерной площадью 1,5 гектара, находящегося по адресу:
г. Краснозаводск, ул. Строителей.
Решением Александровского третейского суда от 20.07.2010 по делу
№ 2-22 с муниципального образования в пользу общества взыскано
9 332 388 рублей 33 копейки убытков в виде реального ущерба,
возникшего в связи с нарушением муниципальным образованием
обязательств по инвестиционному контракту, 142 789 269 рублей
упущенной выгоды, а также расторгнут названный контракт.
Поскольку муниципальное образование добровольно не исполнило
решение Александровского третейского суда, общество обратилось в
арбитражный суд первой инстанции с настоящим требованием.
В соответствии с пунктом 1 части 3 статьи 239 Арбитражного
процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд
отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное
исполнение решения третейского суда, если установит, что спор,
рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского
разбирательства в соответствии с федеральным законом.
Согласно статье 1 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ
«О третейских судах в Российской Федерации» (далее – Закон о
третейских судах) в третейский суд может передаваться любой спор,
вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено
федеральным законом.
Общество (инвестор) и муниципальное образование являются
субъектами инвестиционной деятельности (пункт 1 статьи 4 Федерального
закона от 25.02.1999 № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в
Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений»;
далее – Закон об инвестиционной деятельности).
Общество заявило в Александровский третейский суд требование о
взыскании убытков, вызванных нарушением муниципальным
образованием инвестиционного контракта, сославшись на то, что данный
контракт заключен в соответствии с Гражданским кодексом Российской
Федерации (далее – Кодекс) и Законом об инвестиционной деятельности
(пункт 1 статьи 8).
Александровский третейский суд рассмотрел заявленное требование
как гражданско-правовое (абзац первый пункта 2 статьи 2 Кодекса),
поскольку возможность участия публично-правовых образований в
гражданских правоотношениях предусмотрена абзацем вторым пункта 1
статьи 2, статьей 124 Кодекса.
Участие муниципального образования в договорных
правоотношениях само по себе не меняет их гражданско-правовую
природу на публично-правовую.
Вместе с тем из содержания инвестиционного контракта (статья 5)
следует, что у муниципального образования гражданско-правовые
обязательства отсутствуют. Определенные названным контрактом
обязанности (передать обществу в установленном порядке земельный
участок и находящиеся на нем здания и сооружения; обеспечить
подготовку и своевременное принятие распорядительных документов,
необходимых для реализации инвестиционного проекта; не осуществлять с
момента подписания контракта приватизацию, сдачу в аренду и куплю-
продажу жилых и нежилых площадей, земельных участков, а также
изменение договоров найма жилых и нежилых площадей и
дополнительной регистрации граждан по месту жительства и пребывания
на жилую площадь в объектах, кроме случаев, установленных
законодательством; обеспечить на момент ввода объекта в эксплуатацию
наличие необходимых мощностей энергоносителей в городских сетях, к
которым произведено подключение объекта; обеспечить оформление в
установленном законодательством порядке вывода арендаторов и
пользователей; оказать содействие в выделении лимитов на газоснабжение
котельной; предоставить обществу генеральный план строительства;
обеспечить организацию и работу государственной комиссии по приему в
эксплуатацию пусковых комплексов в объеме контракта и т.д.) являются
публично-правовыми и непосредственно связаны с выполнением органами
муниципального образования властно-распорядительных функций.
Споры, связанные с неисполнением (ненадлежащим исполнением)
муниципальным образованием названных и им подобных обязательств,
вытекают из публично-правовых отношений, поэтому на основании
статьи 1 Закона о третейских судах не подлежат рассмотрению третейским
судом.
Таким образом, Александровский третейский суд рассмотрел дело
№ 2-22 по спору, не относящемуся к компетенции третейского суда, и у
арбитражного суда первой инстанции имелись основания для отказа в
выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения
Александровского третейского суда по указанным мотивам.
Кроме того, арбитражные суды не учли имеющиеся в деле
доказательства, подтверждающие наличие оснований к отказу в выдаче
исполнительного листа на принудительное исполнение решения
третейского суда и по другим мотивам. Судами не дана надлежащая
правовая квалификация доказательствам, свидетельствующим о том, что
председательствующий третейский судья Фильчаков А.Н. имел личную
заинтересованность в вынесении Александровским третейским судом
решения по делу № 2-22 в пользу общества, поскольку в период
существования спорных правоотношений, в 2007 – 2010 годах,
представлял как адвокат интересы общества в ряде дел, и, следовательно,
не мог быть беспристрастен при рассмотрении упомянутого дела.
При названных обстоятельствах основания для отмены
оспариваемых судебных актов отсутствуют.
Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по
делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на
основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в
настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на
основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 1
части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

ПОСТАНОВИЛ:
определение Арбитражного суда Московской области от 29.06.2011
по делу № А41-29131/10 и постановление Федерального арбитражного
суда Московского округа от 14.09.2011 по тому же делу оставить без
изменения.
Заявление общества с ограниченной ответственностью «АЛДЕГА»
оставить без удовлетворения.
Председательствующий А.А. Иванов