В случае признания сделки недействительной кредитор приобретает право требования к должнику


Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации опубликовал постановление по делу № 14104/11 от 20 марта 2012 года, в котором рассматривался спор между конкурсным управляющим обществом с ограниченной ответственностью (должник) и открытым акционерным обществом (банк). Суть рассмотренного ВАС в порядке надзора спора касалась последствий признания сделок недействительными, по основаниям пунктов 1 и 2 ст.61.3 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Поводом к рассмотрению дела в порядке надзора стало обращение в ВАС открытого акционерного общества (банк) о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции и постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций, об удовлетворении требований должника о признании недействительной сделки в виде погашения должником задолженности перед банком.
 
Фабула дела: Между банком и должником был заключен кредитный договор с определенным сроком погашения. В последующем единственный учредитель должника принял решение о его ликвидации, которое было опубликовано. За месяц до подачи заявления о признании банкротом должник досрочно погасил задолженность перед банком по кредитному договору. После чего ликвидируемый должник обратился в суд с заявлением о признании его банкротом, которое было удовлетворено. Конкурсный управляющий должника обратился в суд с заявлением о признании сделки по досрочному погашению задолженности недействительной. Согласно доводам заявителя имеются основания, чтобы оспорить эти действия и как подозрительную сделку, которая влечет предпочтительное удовлетворение требований одного из кредиторов.

Арбитражные суды трех инстанций удовлетворили заявленные требования конкурсного управляющего, указывая, что на момент совершения сделки и до даты принятия заявления о банкротстве у должника имелись не исполненные обязательства перед другими кредиторами. В связи с этим, сделка по погашению задолженности по кредитному договору признана недействительной по основаниям, указанным в п. 2 ст. 61.2 (подозрительные сделки) и п. 2 ст. 61.3 (сделки с предпочтением) ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и применены последствия недействительности, установленные только для подозрительных сделок.

Коллегия судей ВАС передала дело в Президиум в целях выработки единообразного подхода при применении арбитражными судами норм материального и процессуального права. Президиум ВАС согласился с правовой позицией судов нижестоящих инстанций и оставил заявление банка без удовлетворения, мотивируя свое постановление следующим. Закон о банкротстве разграничивает подозрительные сделки и те, которые влекут предпочтительное удовлетворение требований одного из кредиторов. В том случае, если имеются основания для квалификации сделки как сделки с предпочтением, должны быть применены последствия недействительности именно сделки с предпочтением.

По мнению Президиума ВАС, применение последствий недействительности сделки в виде установления права требования банка как подлежащего удовлетворению после удовлетворения требований кредиторов третьей очереди является обоснованным. Исключение судами апелляционной и кассационной инстанции такого основания, как «подозрительная сделка», означает, что восстановленное требование должно быть включено в реестр. С учетом изложенного, можно сделать вывод о том, что последствия недействительности сделок по делам о банкротстве не подлежат изменению при изменении основания их недействительности вышестоящим судом.



ПОСТАНОВЛЕНИЕ
Президиума Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации
№ 14104/11
Москва 20 марта 2012 г.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
в составе:
председательствующего – Председателя Высшего Арбитражного
Суда Российской Федерации Иванова А.А.;
членов Президиума: Амосова С.М., Андреевой Т.К., Бациева В.В.,
Витрянского В.В., Дедова Д.И., Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П.,
Козловой О.А., Маковской А.А., Новоселовой Л.А., Першутова А.Г.,
Сарбаша С.В., Юхнея М.Ф. –
рассмотрел заявление открытого акционерного общества
«ТрансКредитБанк» о пересмотре в порядке надзора определения
Арбитражного суда Новосибирской области от 05.03.2011 по делу
№ А45-14463/2010, постановления Седьмого арбитражного
апелляционного суда от 10.05.2011 и постановления Федерального
арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29.06.2011 по тому же
делу.
В заседании приняли участие представители заявителя – открытого
акционерного общества «ТрансКредитБанк» (ответчика) – Муравьева Т.С.,
Чуракова О.И., Шульга И.Ю.
Заслушав и обсудив доклад судьи Новоселовой Л.А., а также
объяснения представителей участвующего в деле лица, Президиум
установил следующее.
Конкурсный управляющий обществом с ограниченной
ответственностью «Автолэнд-Сибирь» (далее – общество, должник)
обратился в Арбитражный суд Новосибирской области с заявлением о
признании недействительной сделки в виде погашения должником
16.10.2009 задолженности перед открытым акционерным обществом
«ТрансКредитБанк» (далее – банк) по договору кредитной линии
от 05.06.2009 № К8500/09-0022ЛВ/Д000 (далее – кредитный договор) в
сумме 205 594 709 рублей 69 копеек и применении последствий
недействительности сделки в виде возврата указанной суммы в
конкурсную массу.
Определением Арбитражного суда Новосибирской области
от 05.03.2011 заявленные требования удовлетворены.
Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда
от 10.05.2011 определение суда первой инстанции оставлено без
изменения.
Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа
постановлением от 29.06.2011 определение суда первой инстанции и
постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.
В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской
Федерации, о пересмотре в порядке надзора названных судебных актов
банк просит их отменить в части применения последствий
недействительности сделки, ссылаясь на нарушение единообразия в
толковании и применении арбитражными судами норм права, и принять
новый судебный акт.
В отзыве на заявление конкурсный управляющий должником просит
оспариваемые судебные акты оставить без изменения.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве
на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей
участвующего в деле лица, Президиум считает, что заявление не подлежит
удовлетворению по следующим основаниям.
Как установлено судами и подтверждается материалами дела,
05.06.2009 между банком и обществом (заемщиком) заключен кредитный
договор со сроком погашения кредита до 04.06.2010.
Единственным участником общества 03.09.2009 принято решение о
его ликвидации; сообщение о ликвидации опубликовано 16.09.2009.
Обязательства должника перед банком по кредитному договору
16.10.2009 погашены досрочно путем перечисления денежных средств.
Общество 28.10.2009 обратилось в арбитражный суд с заявлением о
признании его банкротом в связи с недостаточностью стоимости его
имущества для удовлетворения требований кредиторов; определением
Арбитражного суда Новосибирской области от 30.10.2009 указанное
заявление принято к производству и возбуждено дело № А45-26201/2009 о
несостоятельности общества; решением Арбитражного суда
Новосибирской области от 03.02.2010 по названному делу должник
признан банкротом, открыто конкурсное производство.
Полагая, что сделка по погашению задолженности должника перед
банком является оспоримой на основании абзаца пятого пункта 1
статьи 613, а также пункта 2 статьи 612 Федерального закона от 26.10.2002
№ 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о
банкротстве), конкурсный управляющий должником обратился в
арбитражный суд с заявлением о признании сделки недействительной и
применении последствий ее недействительности.
Признавая спорную сделку недействительной, суд первой инстанции
исходил из установленных по делу обстоятельств, свидетельствующих о
том, что сделка совершена в пределах месяца до подачи заявления о
признании общества банкротом; на момент ее совершения и до даты
принятия заявления о банкротстве у должника имелись не исполненные
обязательства перед другими кредиторами на сумму 276 783 194 рублей
74 копейки; банку была доступна документация общества, позволяющая
определить наличие признаков его неплатежеспособности на момент
совершения сделки; постановлением Седьмого арбитражного
апелляционного суда от 10.09.2009 по делу № А45-6348/2009
Арбитражного суда Новосибирской области наложен арест на банковские
счета должника в качестве обеспечительных мер; размер погашенной
задолженности составляет 25,84 процента стоимости активов должника.
В связи с этим суд первой инстанции пришел к выводу о том, что
сделка по досрочному погашению задолженности должника перед банком
влечет предпочтительное удовлетворение требований банка перед другими
кредиторами общества и совершена с нарушением очередности,
установленной законодательством о банкротстве и статьей 64
Гражданского кодекса Российской Федерации; банк не мог не знать о
неплатежеспособности должника на момент совершения оспариваемой
сделки; сделка совершена должником с целью причинения вреда правам
иных кредиторов, банк знал о названной цели к моменту совершения
сделки.
Судом первой инстанции установлено, что имеются основания для
признания оспариваемой сделки недействительной в соответствии с
абзацем пятым пункта 1 статьи 613 (сделки с предпочтением), а также
пунктом 2 статьи 612 (подозрительные сделки) Закона о банкротстве.
Разрешая вопрос о применении последствий недействительности
сделки, суд первой инстанции взыскал с банка 205 594 709 рублей
69 копеек; обязательство должника перед банком в указанном размере
восстановлено; восстановлено право требования банка к должнику,
которое подлежит удовлетворению после удовлетворения требований
кредиторов третьей очереди.
Как следует из определения Арбитражного суда Новосибирской
области от 25.08.2011 по делу № А45-26201/2009 требование банка,
основанное на восстановленной кредитной задолженности общества,
включено в реестр требований кредиторов должника как подлежащее
удовлетворению после удовлетворения требований кредиторов третьей
очереди.
Суды апелляционной и кассационной инстанций, оставляя в силе
определение суда первой инстанции, указали, что в настоящем деле
имеются предусмотренные законом основания для признания
оспариваемой сделки недействительной в соответствии с абзацем пятым
пункта 1 и пунктом 2 статьи 613 Закона о банкротстве.
Статьей 616 Закона о банкротстве предусмотрены различные
последствия признания сделки недействительной, а именно: приобретение
права требования к должнику, которое подлежит удовлетворению после
удовлетворения требований кредиторов третьей очереди либо в общем
порядке, предусмотренном законодательством о банкротстве. Данные
последствия применяются в зависимости от основания недействительности
сделки.
В случае признания сделки недействительной по основаниям,
предусмотренным пунктом 1 статьи 612 и пунктом 2 статьи 613 Закона о
банкротстве, кредитор приобретает право требования к должнику,
подлежащее удовлетворению в порядке, предусмотренном
законодательством о банкротстве (пункт 3 статьи 616 Закона о
банкротстве).
В случае признания сделки недействительной по основаниям,
предусмотренным пунктом 2 статьи 612 Закона о банкротстве, кредитор
приобретает право требования к должнику, подлежащее удовлетворению
после удовлетворения требований кредиторов третьей очереди (пункт 2
статьи 616 Закона о банкротстве).
Довод заявителя о том, что отсутствие в постановлении суда
кассационной инстанции выводов, подтверждающих возможность
применения пункта 2 статьи 612 Закона о банкротстве, является
основанием для отмены судебных актов в обжалуемой части, подлежит
отклонению, поскольку суды апелляционной и кассационной инстанций не
опровергли вывода суда первой инстанции о наличии оснований для
признания оспариваемой сделки недействительной в соответствии с
указанной нормой.
Как следует из постановления суда апелляционной инстанции, им
давалась оценка фактическим обстоятельствам, свидетельствующим о
наличии оснований для применения пункта 2 статьи 612 Закона о
банкротстве.
В связи с этим определение суда первой инстанции в части
применения последствий недействительности сделки в виде установления
права требования банка как подлежащего удовлетворению после
удовлетворения требований кредиторов третьей очереди является
обоснованным, а наличие в постановлении суда кассационной инстанции
вывода только о соответствии совершенной сделки критерию
недействительности по основаниям пунктов 1 и 2 статьи 613 Закона о
банкротстве не влекут отмену принятого определения в обжалуемой части.
Таким образом, оспариваемые судебные акты не нарушают
единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм
Закона о банкротстве и отмене не подлежат.
Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по
делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на
основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в
настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на
основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 1
части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного
Суда Российской Федерации

ПОСТАНОВИЛ:
определение Арбитражного суда Новосибирской области
от 05.03.2011 по делу № А45-14463/2010, постановление Седьмого
арбитражного апелляционного суда от 10.05.2011 и постановление
Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа
от 29.06.2011 по тому же делу оставить без изменения.
Заявление открытого акционерного общества «ТрансКредитБанк»
оставить без удовлетворения.
Председательствующий А.А. Иванов