В доверенности могут отсутствовать общие полномочия на заключение договоров от имени лица


Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации опубликовал постановление по делу № 16517/11 от 7 июня 2012 года, в котором рассматривался спор между муниципальным учреждением и государственным унитарным предприятием. Суть рассмотренного ВАС в порядке надзора спора касалась наличия оснований для выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случае если соглашение, содержащее третейскую оговорку, было подписано лицом, доверенность которого выдана лишь для совершения процессуальных действий и не содержит общих полномочий на заключение договоров. Поводом к рассмотрению дела в порядке надзора стало обращение в ВАС государственного унитарного предприятия о пересмотре в порядке надзора определения суда первой инстанции и постановления суда кассационной инстанции, об удовлетворении требований учреждения о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

 

Фабула дела: Между муниципальным учреждением (администрация) и государственным унитарным предприятием заключен договор аренды земельного участка из земель промышленности, транспорта и иного назначения. Также администрация и предприятие заключили соглашение, согласно которому стороны договорились рассматривать все споры, в том числе по договору аренды, в постоянно действующем третейском суде. Впоследствии администрация обратилась в названный третейский суд с иском о взыскании долга, полагая, что предприятие ненадлежащим образом исполняет обязательства по договору аренды. Третейский суд удовлетворил заявленные требования. Однако предприятие добровольно не исполнило решение суда, что послужило основанием для обращения администрации в арбитражный суд с настоящими исковыми требованиями.

 

Арбитражные суды первой и кассационной инстанций удовлетворили заявленные требования администрации, указав, что предприятие принимало участие в третейском разбирательстве, во время которого не заявило об отсутствии компетенции у названного третейского суда. Также суды обратили внимание на то, что вопрос о недействительности и незаключенности соглашения о третейской оговорке является предметом самостоятельного спора. В суде апелляционной инстанции настоящий спор не рассматривался.

 

Коллегия судей ВАС передала дело в Президиум в целях выработки единообразного подхода при применении арбитражными судами норм материального и процессуального права. Президиум ВАС не согласился с правовой позицией судов нижестоящих инстанций и удовлетворил заявление предприятия, мотивируя свое постановление следующим. Соглашение о третейской оговорке от имени предприятия подписал начальник юридического отдела филиала предприятия, действующий на основании доверенности. На основании данной доверенности он уполномочен представлять интересы предприятия в арбитражном суде, суде общей юрисдикции, мировом суде. Однако в названной доверенности отсутствуют общие полномочия на заключение договоров от имени предприятия. При этом, в материалах дела отсутствуют доказательства прямого одобрения предприятием заключенного неуполномоченным лицом соглашения о третейской оговорке.

 

С учетом изложенного, можно сделать вывод о том, что соглашение о третейской оговорке подписано неуполномоченным лицом, в результате чего, у суда отсутствовали основания для выдачи исполнительного листа для принудительного исполнения решения третейского суда.

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Президиума Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

№ 16517/11

Москва 7 июня 2012 г.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в

составе:

председательствующего – Председателя Высшего Арбитражного

Суда Российской Федерации Иванова А.А.;

членов Президиума: Абсалямова А.В., Андреевой Т.К.,

Бабкина А.И., Бациева В.В., Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П.,

Козловой О.А., Сарбаша С.В., Слесарева В.Л., Юхнея М.Ф. –

рассмотрел заявление государственного унитарного предприятия

Ставропольского края «Ставрополькрайводоканал» о пересмотре в порядке

надзора определения Арбитражного суда Ставропольского края

от 04.08.2011 по делу № А63-4088/2011 и постановления Федерального

арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21.10.2011 по тому же

делу.

В заседании приняли участие представители:

от заявителя – государственного унитарного предприятия

Ставропольского края «Ставрополькрайводоканал» (ответчика) –

Бекетов А.А.;

от муниципального учреждения «Администрация Ленинского

поселения Минераловодского района Ставропольского края» (истца) –

Осадчий О.А.

Заслушав и обсудив доклад судьи Сарбаша С.В., а также объяснения

представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил

следующее.

Между муниципальным учреждением «Администрация Ленинского

поселения Минераловодского района Ставропольского края» (далее –

администрация) и государственным унитарным предприятием

«Ставрополькрайводоканал» (далее – предприятие) заключен договор

аренды земельного участка из земель промышленности, транспорта и

иного назначения от 14.10.2002 № 478-р (далее – договор аренды № 478-р).

Администрация и предприятие 30.12.2009 заключили соглашение

(далее – соглашение о третейской оговорке), в соответствии с которым

стороны договорились рассматривать все споры, в том числе по договору

аренды № 478-р, в Арбитражном суде на Кавказских Минеральных Водах

Ставропольского края при Юридическом центре на КМВ «Арбитр»

(постоянно действующем третейском суде).

Полагая, что предприятие ненадлежащим образом исполняет

обязательства по договору аренды № 478-р, администрация обратилась в

названный третейский суд с иском о взыскании с него 44 009 рублей

39 копеек долга, 420 207 рублей 95 копеек пеней, а также 25 000 рублей

расходов по оплате помощи представителя.

Решением упомянутого третейского суда от 05.05.2011 по делу

№ Т-21/2011-Ж (далее – решение третейского суда от 05.05.2011)

заявленные требования удовлетворены.

Поскольку предприятие добровольно не исполнило решение

третейского суда от 05.05.2011, администрация обратилась в Арбитражный

суд Ставропольского края с заявлением о выдаче исполнительного листа

на принудительное исполнение этого решения.

Определением Арбитражного суда Ставропольского края

от 04.08.2011 заявленное требование удовлетворено.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановлением от 21.10.2011 определение суда первой инстанции оставил

без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской

Федерации, о пересмотре в порядке надзора определения суда первой

инстанции и постановления суда кассационной инстанции предприятие

просит их отменить, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и

применении арбитражными судами норм права, и принять новый

судебный акт об отказе в выдаче исполнительного листа на

принудительное исполнение решения третейского суда от 05.05.2011.

В отзыве на заявление администрация просит оставить названные

судебные акты без изменения как соответствующие действующему

законодательству.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве

на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей

участвующих в деле лиц, Президиум считает, что заявление подлежит

удовлетворению по следующим основаниям.

Удовлетворяя заявленное требование, суд первой инстанции исходил

из наличия у начальника юридического отдела филиала предприятия

(согласно имеющейся в материалах дела доверенности) полномочий на

передачу спора в упомянутый третейский суд.

Суд указал, что предприятие принимало участие в третейском

разбирательстве, во время которого не заявило об отсутствии компетенции

у названного третейского суда.

Суд кассационной инстанции подтвердил правомерность выдачи

исполнительного листа на принудительное исполнение решения

третейского суда от 05.05.2011, обратив внимание на то, что вопрос о

недействительности и незаключенности соглашения о третейской оговорке

является предметом самостоятельного спора по делу № А63-3752/2011

Арбитражного суда Ставропольского края и в случае признания

незаключенным этого соглашения определение суда первой инстанции

от 04.08.2011 может быть пересмотрено по новым обстоятельствам в

порядке главы 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской

Федерации.

Между тем судами не учтено следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 5 Федерального закона

от 24.07.02 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»

(далее – Закон о третейских судах) спор может быть передан на

разрешение третейского суда при наличии заключенного между сторонами

третейского соглашения.

Соглашение о третейской оговорке от имени предприятия подписал

начальник юридического отдела филиала предприятия Осадчий О.А.,

действующий на основании доверенности от 29.12.2009 № 44-ю.

Согласно указанной доверенности Осадчий О.А. уполномочен

представлять интересы предприятия в органах государственной власти и

местного самоуправления, арбитражном суде, суде общей юрисдикции,

мировом суде, совершать от имени предприятия все действия, связанные с

исполнительным производством, для выполнения представительских

функций он вправе, в том числе, передавать споры в третейский суд.

Предприятие в упомянутом третейском суде заявляло о личной

заинтересованности Осадчего О.А. в передаче всех споров на

рассмотрение в Арбитражный суд на Кавказских Минеральных Водах

Ставропольского края при Юридическом центре на КМВ «Арбитр»,

созданный при общественной организации инвалидов «Юридический

центр на КМВ «Арбитр» (председателем правления на момент создания

данного третейского суда был Осадчий О.А.), учредителем которой

выступала общественная организация «Региональный центр

международной амнистии на Ставрополье» (председатель правления и

учредитель – Осадчий О.А.).

В соответствии с пунктом 1 статьи 182 Гражданского кодекса

Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс) полномочия

представителя могут основываться на доверенности, указании закона либо

акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного

самоуправления.

Согласно пункту 1 статьи 185 Гражданского кодекса доверенностью

признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому

лицу для представительства перед третьими лицами.

Закон о третейских судах не требует наличия в доверенности

представителя специального уполномочия на заключение гражданско-

правового договора, содержащего третейское соглашение (третейскую

запись).

Наличие общих полномочий на заключение такого договора

позволяет представителю заключить от имени и в интересах

представляемого договор с условием о передаче связанных с ним споров в

тот или иной третейский суд (постановление Президиума Высшего

Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.04.2011 № 12311/10).

В названной доверенности отсутствуют общие полномочия на

заключение Осадчим О.А. договоров от имени предприятия.

В силу статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской

Федерации по соглашению сторон подведомственный арбитражному суду

спор, возникающий из гражданских правоотношений, до принятия

арбитражным судом первой инстанции судебного акта, которым

заканчивается рассмотрение дела по существу, может быть передан

сторонами на рассмотрение третейского суда.

Поскольку упомянутая доверенность выдана управомоченному лицу

для совершения процессуальных действий, предоставленное

Осадчему О.А. право передавать споры в третейский суд относится к

случаям передачи на рассмотрение третейского суда такого дела, которое

находится на рассмотрении в арбитражном суде.

Доказательства прямого одобрения предприятием заключенного

неуполномоченным лицом соглашения о третейской оговорке в

материалах дела отсутствуют.

Предприятие в названном третейском суде заявляло ходатайство о

фальсификации доказательств, в том числе этого соглашения.

Таким образом, соглашение о третейской оговорке подписано

неуполномоченным лицом, вследствие чего у суда отсутствовали

основания для выдачи исполнительного листа для принудительного

исполнения решения третейского суда от 29.04.2011 (пункт 1 части 2

статьи 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской

Федерации).

При названных обстоятельствах оспариваемые судебные акты

нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными

судами норм права, поэтому согласно пункту 1 части 1 статьи 304

Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат

отмене.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по

делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на

основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в

настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на

основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального

кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 3

части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса

Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

 

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда Ставропольского края

от 04.08.2011 по делу № А63-4088/2011 и постановление Федерального

арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21.10.2011 по тому же

делу отменить.

Муниципальному учреждению «Администрация Ленинского

поселения Минераловодского района Ставропольского края» в выдаче

исполнительного листа на принудительное исполнение решения

Арбитражного суда на Кавказских Минеральных Водах при Юридическом

центре на КМВ «Арбитр» (постоянно действующего третейского суда)

от 05.05.2011 по делу № Т-21/2011-Ж отказать.

Председательствующий А.А. Иванов