Поручительство нескольких лиц не всегда можно квалифицировать как совместное


Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации опубликовал постановление по делу № 1964/12 от 3 июля 2012 года, в котором рассматривался спор между открытым акционерным обществом (банк) и обществами с ограниченной ответственностью. Суть рассмотренного ВАС в порядке надзора спора касалась возможности квалификации нескольких договоров поручительства в качестве совместного поручительства и допустимости процессуального правопреемства на стороне истца (кредитора) при исполнении обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по обеспеченному обязательству. Поводом к рассмотрению дела в порядке надзора стало обращение в ВАС общества с ограниченной ответственностью о пересмотре в порядке надзора определения суда первой инстанции и постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций, о частичном удовлетворении требований общества о процессуальном правопреемстве.

Фабула дела: Между Сбербанком (кредитором) и заводом (заемщиком) заключен договор об открытии невозобновляемой кредитной линии. В обеспечение исполнения обязательств заемщика по кредитному договору Сбербанк заключил с обществами отдельные договоры поручительства, в которых предусмотрена солидарная ответственность поручителей. Ненадлежащее исполнение заводом обязательств по кредитному договору послужило основанием для обращения Сбербанка в арбитражный суд с настоящими исковыми требованиями. Впоследствии, общество(поручитель) исполнило обязательства по договору поручительства. Полагая, что право требования по кредитному договору перешло к нему в силу прямого указания закона как к поручителю, исполнившему за основного должника его обязательство, общество обратилось с заявлением о процессуальном правопреемстве в полном объеме.

Арбитражные суды трех инстанций частично удовлетворили заявление общества о процессуальном правопреемстве, полагая, что правопреемство в материальном правоотношении состоялось. В удовлетворении остальной части заявления о процессуальном правопреемстве суды отказали, указав, что у залогодателя, а впоследствии и у общества, возникло регрессное требование к заводу, которое может являться предметом самостоятельного иска.

Коллегия судей ВАС передала дело в Президиум в целях выработки единообразного подхода при применении арбитражными судами норм материального и процессуального права. Президиум ВАС не согласился с выводами судов нижестоящих инстанций и удовлетворил заявление общества, мотивируя свое постановление следующим. В случае исполнения залогодателем обязательства должника перед кредитором в ситуации, когда последний уже заявил требования к должнику в суд, заявление залогодателя о процессуальном правопреемстве (о замене кредитора) подлежит удовлетворению, поскольку основное обязательство не прекратилось. Таким образом, общество как исполнивший свое обязательство перед кредитором поручитель в силу закона приобрело не только права требования к должнику, но и к поручителям, заключившим отдельные договоры поручительства.

Кроме того, Президиум ВАС указал на то, что выдача разными поручителями отдельно друг от друга нескольких договоров поручительства по одному обязательству не означает совместного поручительства. Поручительства нескольких лиц можно квалифицировать как совместное поручительство только при наличии соответствующего волеизъявления на это указанных в договорах поручения лиц.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
Президиума Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации
№ 1964/12
Москва 3 июля 2012 г.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в
составе:
председательствующего – Председателя Высшего Арбитражного
Суда Российской Федерации Иванова А.А.;
членов Президиума: Абсалямова А.В., Амосова С.М.,
Андреевой Т.К., Бабкина А.И., Бациева В.В., Витрянского В.В.,
Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П., Козловой О.А., Маковской А.А.,
Першутова А.Г., Сарбаша С.В., Слесарева В.Л., Харчиковой Н.П. –
рассмотрел заявление общества с ограниченной ответственностью
«ЖилСтрой» о пересмотре в порядке надзора определения Арбитражного
суда города Москвы от 22.09.2011 по делу № А40-134929/10-97-1126,
постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.11.2011
и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа
от 11.01.2012 по тому же делу.
В заседании приняли участие представители:
от заявителя – общества с ограниченной ответственностью
«ЖилСтрой» – Марковцев А.А., Чертилин В.Ю.;
от открытого акционерного общества «Сбербанк России»
(истца) – Анненков К.П., Фомина В.А.;
от общества с ограниченной ответственностью «Дондуковский
комбикормовый завод», общества с ограниченной ответственностью
«Соевые продукты», общества с ограниченной ответственностью
«Гислав-М», общества с ограниченной ответственностью «Гислав-
Логистик» (ответчиков) – Щербинин С.В.
Заслушав и обсудив доклад судьи Харчиковой Н.П., а также
объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум
установил следующее.
Открытое акционерное общество «Сбербанк России» (далее –
Сбербанк) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к
обществу с ограниченной ответственностью «Дондуковский
комбикормовый завод» (далее – завод), обществу с ограниченной
ответственностью «Соевые продукты» (далее – общество «Соевые
продукты»), обществу с ограниченной ответственностью «Гислав-М»
(далее – общество «Гислав-М») и обществу с ограниченной
ответственностью «Гислав-Логистик» (далее – общество «Гислав-
Логистик») о взыскании 61 001 885 рублей 83 копеек основной
задолженности, процентов за пользование кредитными средствами и
неустойки по договору об открытии невозобновляемой кредитной линии
от 26.12.2005 № 929 (с учетом уточнения заявленных требований).
Решением Арбитражного суда города Москвы от 04.04.2011 с
ответчиков солидарно взыскано 61 001 885 рублей 83 копейки основного
долга, процентов и неустойки.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда
от 22.07.2011 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Общество с ограниченной ответственностью «ЖилСтрой» (далее –
общество «ЖилСтрой») обратилось в Арбитражный суд города Москвы с
заявлением о процессуальном правопреемстве, в котором просило
произвести процессуальную замену истца (Сбербанка) на общество
«ЖилСтрой».
Определением Арбитражного суда города Москвы от 22.09.2011
заявление о процессуальном правопреемстве удовлетворено частично: суд
заменил истца (Сбербанк) на процессуального правопреемника (общество
«ЖилСтрой») в части взыскания 4 172 847 рублей 96 копеек, в
удовлетворении остальной части заявления отказано.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда
от 15.11.2011 определение от 22.09.2011 оставлено без изменения.
Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением
от 11.01.2012 оставил определение суда первой инстанции от 22.09.2011 и
постановление суда апелляционной инстанции от 15.11.2011 без
изменения.
В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской
Федерации, о пересмотре определения суда первой инстанции
от 22.09.2011, постановления суда апелляционной инстанции от 15.11.2011
и постановления суда кассационной инстанции от 11.01.2012 в порядке
надзора общество «ЖилСтрой» просит их отменить, ссылаясь на
допущенные судами нарушения норм материального и процессуального
права, произвести процессуальную замену истца – Сбербанка – на
общество «ЖилСтрой» в полном объеме.
В отзыве на заявление Сбербанк поддерживает доводы заявителя.
В отзыве на заявление завод и общества «Соевые продукты»,
«Гислав-Логистик» и «Гислав-М» приводят доводы о ничтожности
договора поручительства, заключенного обществом «ЖилСтрой» с
находившимся в стадии банкротства (конкурсного производства) и
исполнившим свое обязательство залогодателем, а также полагают, что в
силу положений пункта 2 статьи 325 Гражданского кодекса Российской
Федерации (далее – Гражданский кодекс) должник, исполнивший
солидарную обязанность, имеет право регрессного требования к
остальным должникам в равных долях за вычетом доли, падающей на него
самого.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении,
отзывах на него и выступлениях присутствующих в заседании
представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что
заявление подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Как установлено судами, между Сбербанком (кредитором) и заводом
(заемщиком) заключен договор об открытии невозобновляемой кредитной
линии от 26.12.2005 № 929 (далее – кредитный договор), по условиям
которого кредитор обязался предоставить заемщику невозобновляемую
кредитную линию с лимитом 146 700 000 рублей на срок по 24.09.2010
с уплатой процентов за пользование кредитом по переменной ставке
от 14 до 16 процентов годовых в зависимости от ежеквартального объема
выручки заемщика.
В обеспечение исполнения обязательств заемщика по кредитному
договору Сбербанк заключил с обществами «Соевые продукты», «Гислав-
М» и «Гислав-Логистик» отдельные договоры поручительства, в которых
предусмотрена солидарная ответственность поручителей.
Ненадлежащее исполнение заводом обязательств по кредитному
договору послужило основанием для предъявления Сбербанком
настоящего иска.
При рассмотрении спора по существу суды первой и апелляционной
инстанций исследовали условия кредитного договора и договоров
поручительства, документы, подтверждающие факты перечисления
Сбербанком денежных средств заемщику, наличие и размер
задолженности заемщика по основному долгу, процентам за пользование
кредитными средствами, обоснованность начисления Сбербанком
неустойки и удовлетворили исковые требования.
Помимо упомянутых договоров поручительства в обеспечение
исполнения заемщиком своих обязательств по кредитному договору
Сбербанк (залогодержатель) заключил с обществом «Соевые продукты»
(залогодателем) договор последующего залога недвижимого имущества
от 30.01.2006 № З/929/И (далее – договор залога), по условиям которого в
ипотеку переданы принадлежащее залогодателю нежилое здание и право
аренды земельного участка, на котором оно расположено.
С разрешения залогодержателя предмет ипотеки был отчужден
залогодателем обществу с ограниченной ответственностью «ИгелСнаб»
(далее – общество «ИгелСнаб») по договору купли-продажи недвижимости
с обременением от 14.01.2008 № 14. Следовательно, обязанности
залогодателя на основании статьи 353 Гражданского кодекса перешли к
новому собственнику – обществу «ИгелСнаб».
Решением Арбитражного суда города Москвы от 29.07.2010 по
другому делу (№ А40-62520/09-103-242Б) общество «ИгелСнаб» –
залогодатель – признано банкротом, в отношении него открыто
конкурсное производство.
В рамках дела о банкротстве общества «ИгелСнаб» требования
Сбербанка в сумме 57 038 134 рублей 62 копеек, основанные на кредитном
договоре и договоре залога, определением Арбитражного суда города
Москвы от 26.10.2010 признаны обоснованными и включены в реестр
требований кредиторов должника как обеспеченные залогом имущества.
Имущество, являвшееся предметом залога, реализовано на торгах,
денежные средства в сумме 56 829 037 рублей 87 копеек перечислены
залогодателем (обществом «ИгелСнаб») Сбербанку платежным
поручением от 06.04.2011 № 5 в счет погашения обязательств завода по
кредитному договору.
Общество «ИгелСнаб» в лице конкурсного управляющего заключило
с обществом «ЖилСтрой» договор поручительства от 15.04.2011 № 1
(далее – договор поручительства). По условиям названного договора
общество «ЖилСтрой» обязалось отвечать за исполнение заводом
обязательств по кредитному договору в размере 56 829 037 рублей
87 копеек перед обществом «ИгелСнаб» как перед лицом, к которому
перешло право требования к заводу по этому кредитному договору в связи
с исполнением обязательств перед Сбербанком по договору залога.
Упомянутый договор поручительства не противоречит требованиям
Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности
(банкротстве)», так как не является ни сделкой, связанной с отчуждением
имущества должника или влекущей за собой передачу его имущества
третьим лицам в пользование (статья 126 Закона), ни сделкой по уступке
прав должника, осуществляемой в особом порядке (статья 140 Закона), и
направлен на обеспечение исполнения основного обязательства, в котором
юридическое лицо – банкрот – выступает кредитором. В рамках дела о
банкротстве договор поручительства не оспорен.
Платежным поручением от 20.04.2011 общество «ЖилСтрой»
(поручитель) исполнило обязательства по договору поручительства,
перечислив обществу «ИгелСнаб» (кредитору) сумму 56 829 037 рублей
87 копеек.
Полагая, что право требования по кредитному договору в сумме
56 829 037 рублей 87 копеек перешло к нему в силу прямого указания
закона как к поручителю, исполнившему за основного должника его
обязательство, общество «ЖилСтрой» обратилось с заявлением о
процессуальном правопреемстве в настоящем деле в этой сумме.
Кроме того, в процессе производства по данному делу между
Сбербанком (первоначальным кредитором) и обществом «ЖилСтрой»
(новым кредитором) был заключен договор уступки прав (требований)
от 15.08.2011 № Ц-17 (далее – договор уступки), согласно которому
Сбербанк передал обществу «ЖилСтрой» право требования к заводу по
кредитному договору в оставшейся сумме – 4 172 847 рублей 96 копеек.
В связи с заключением договора уступки общество «ЖилСтрой»
просило произвести процессуальное правопреемство в полном объеме.
Удовлетворяя заявление общества «ЖилСтрой» о процессуальном
правопреемстве в части суммы, в отношении которой право требования
было передано заявителю Сбербанком по договору уступки, суды
руководствовались статьями 382, 384 Гражданского кодекса, статьей 48
Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и
исходили из того, что правопреемство в материальном правоотношении
состоялось.
В удовлетворении остальной части заявления о процессуальном
правопреемстве суды отказали, указав, что при погашении обществом
«ИгелСнаб» как залогодержателем в пользу Сбербанка задолженности
завода, правоотношения по кредитному договору в исполненной части
прекратились, поэтому процессуальная замена в этой части невозможна.
Суды пришли к выводу, что у залогодателя – общества «ИгелСнаб»,
а впоследствии и у общества «ЖилСтрой» – возникло регрессное
требование к заводу, которое может являться предметом самостоятельного
иска.
Между тем при частичном отказе в удовлетворении заявления о
процессуальном правопреемстве судами не учтены следующие
обстоятельства.
Переход права требования от кредитора к поручителю в силу закона
– статьи 365 Гражданского кодекса – происходит по правилам,
установленным главой 24 названного Кодекса.
Согласно пункту 1 статьи 382 Гражданского кодекса право
(требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства,
может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или
перейти к другому лицу на основании закона.
В соответствии со статьей 387 Гражданского кодекса права
кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона
вследствие исполнения обязательства должника его поручителем или
залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству.
Таким образом, при исполнении залогодателем (обществом
«ИгелСнаб») обязательства завода перед Сбербанком в соответствующей
части обязательство завода в этой части не прекратилось, и право
требования по нему в исполненной части перешло к обществу «ИгелСнаб»
в силу прямого указания закона.
После того как право требования к заводу по кредитному договору
перешло к исполнившему обязательство за должника залогодателю –
обществу «ИгелСнаб», между этим обществом и обществом «ЖилСтрой»
был заключен договор поручительства, по условиям которого общество
«ЖилСтрой» обязалось солидарно с основным должником отвечать за
исполнение обязательств по кредитному договору.
В связи с исполнением обществом «ЖилСтрой» в пользу нового
кредитора – общества «ИгелСнаб» – обязательств по договору
поручительства право требования к заводу по кредитному договору
перешло к исполнившему обязательство за должника поручителю –
обществу «ЖилСтрой» – также в силу прямого указания закона.
Следовательно, исходя из положений статьи 387 Гражданского
кодекса, право требования к заводу в сумме 56 829 037 рублей 87 копеек
перешло к обществу «ЖилСтрой», то есть правопреемство в материальном
правоотношении состоялось, и у судов отсутствовали основания для отказа
в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве в этой
части.
Кроме того, согласно статье 384 названного Кодекса, если иное не
предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора
переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые
существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору
переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также
другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные
проценты.
Указанное правило не противоречит положениям Гражданского
кодекса, регулирующим отношения по поручительству. Подробный анализ
норм статьи 365 Кодекса свидетельствует об отсутствии ограничительного
их толкования, то есть запрета перехода к поручителю других прав,
обеспечивающих исполнение основного обязательства, не существует.
Иное при наличии нескольких поручителей способствовало бы
несоблюдению договорной дисциплины, поскольку позволяло бы им
уклоняться от исполнения принятых на себя обязанностей.
Таким образом, общество «ЖилСтрой» как исполнивший свое
обязательство перед кредитором поручитель в силу закона приобрело
не только права требования к должнику, но и к поручителям,
заключившим отдельные договоры поручительства.
Возражения должника и поручителей в отношении дачи ими
совместного поручительства и применения к их отношениям статьи 325
Гражданского кодекса отклоняются.
Поручительства нескольких лиц можно квалифицировать как
совместное поручительство лишь при наличии соответствующего их
волеизъявления на это.
Между тем заключенные между Сбербанком и обществами «Соевые
продукты», «Гислав-М» и «Гислав-Логистик» раздельно друг от друга
договоры поручительства указания на совместное обеспечение всеми
поручителями основного обязательства не содержат, следовательно,
правила, предусмотренные статьей 325 Гражданского кодекса, в данном
случае не могут быть применены.
При названных обстоятельствах оспариваемые судебные акты в
части отказа в удовлетворении заявления общества «ЖилСтрой» о
процессуальном правопреемстве подлежат отмене согласно пункту 1
части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской
Федерации как нарушающие единообразие в толковании и применении
арбитражными судами норм права.
Заявление общества «ЖилСтрой» о замене в порядке
процессуального правопреемства истца – Сбербанка – на указанное
общество как на поручителя, исполнившего обязательство, подлежит
удовлетворению.
Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по
делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на
основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в
настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на
основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 3
части 1 статьи 305, статьей 306, статьей 48 Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

ПОСТАНОВИЛ:
определение Арбитражного суда города Москвы от 22.09.2011 по делу
№ А40-134929/10-97-1126, постановление Девятого арбитражного
апелляционного суда от 15.11.2011 и постановление Федерального
арбитражного суда Московского округа от 11.01.2012 в части отказа в
удовлетворении в полном объеме заявления общества с ограниченной
ответственностью «ЖилСтрой» о процессуальном правопреемстве по
указанному делу отменить.
Заявление общества с ограниченной ответственностью «ЖилСтрой»
о процессуальной замене истца по делу № А40-134929/10-97-1126
Арбитражного суда города Москвы – открытого акционерного общества
«Сбербанк России» – на общество с ограниченной ответственностью
«ЖилСтрой» удовлетворить.
Произвести в полном объеме процессуальную замену истца по делу
№ А40-134929/10-97-1126 Арбитражного суда города Москвы – открытого
акционерного общества «Сбербанк России» – на общество с ограниченной
ответственностью «ЖилСтрой».
Председательствующий А.А. Иванов
адвокат регистрация сми лицензии связи