Использование товарного знака другими лицами нарушает исключительные права владельца товарного знака


28 июля 2011 года Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел спор между открытым акционерным обществом и обществом с ограниченной ответственностью. Спор состоял в следующем. Открытое акционерное общество обратилось в Арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью, о взыскании суммы компенсации за незаконное использование товарных знаков истца и обязании ответчика исключить из своего фирменного наименования часть фирменного наименования истца, путем внесения изменения в учредительные документы.  Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций в удовлетворении исковых требований отказали. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды исходили из того, что истцом не представлены доказательства использования принадлежащего ему товарного знака на товарах, производимых ответчиком, или использования ответчиком товарного знака истца способами, предусмотренными пунктом 2 статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора названных судебных актов общество просит их отменить, ссылаясь на  несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела. По мнению заявителя, вывод судов об отсутствии нарушения исключительных прав истца в связи с тем, что его товарные знаки зарегистрированы в отношении товаров 12-го класса МКТУ и их защита не распространяется на документацию и печати, является необоснованным и не соответствует положениям статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации. По мнению ВАС, судами при принятии решений было не учтено следующее. Согласно статье 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак, принадлежит исключительное право использования товарного знака. Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров.

 

Следовательно, использование товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения другими лицами на деловой документации является нарушением исключительного права владельца товарного знака. ВАС считает, что вывод судов о том, что истцом не представлены доказательства размещения спорных обозначений именно на товарах, поэтому не доказан факт их использования, не соответствует действующему законодательству. Истец не обязан представлять в суд доказательства, свидетельствующие о факте введения потребителей в заблуждение, как указали суды. ВАС в постановлении 2133/11 указал, что в настоящем деле использование ответчиком товарного знака истца может создавать большую вероятность смешения у потребителей двух предприятий, поскольку даже суды сделали вывод о связанности этих лиц.

 

Таким образом, оспариваемые судебные акты, которыми действия ответчика не признаны нарушением исключительных прав истца, противоречат правовым позициям Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам применения законодательства об интеллектуальной собственности, и подлежат отмене.

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Президиума Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

№ 2133/11

Москва 28 июля 2011 г.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в

составе:

председательствующего – Председателя Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации Иванова А.А.;

членов Президиума: Андреевой Т.К., Бациева В.В., Валявиной Е.Ю.,

Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П., Козловой О.А., Моисеевой Е.М.,

Нешатаевой Т.Н., Першутова А.Г., Сарбаша С.В. –

рассмотрел заявление открытого акционерного общества «КАМАЗ» о

пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда

Новосибирской области от 15.06.2010 по делу № А45-6990/2010,

постановления Седьмого арбитражного апелляционного суда от 27.08.2010

и постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского

округа от 30.11.2010 по тому же делу.

В заседании приняли участие представители заявителя – открытого

акционерного общества «КАМАЗ» (истца) – Максютов М.М.,

Шуваров Р.Р.

Заслушав и обсудив доклад судьи Моисеевой Е.М., а также

объяснения представителей участвующего в деле лица, Президиум

установил следующее.

Открытое акционерное общество «КАМАЗ» (далее – общество

«КАМАЗ») обратилось в Арбитражный суд Новосибирской области с

иском к обществу с ограниченной ответственностью

«КамАЗТехобслуживание» (далее – общество «КамАЗТехобслуживание»)

о взыскании 500 000 рублей компенсации за незаконное использование

товарных знаков истца и обязании ответчика исключить из своего

фирменного наименования часть фирменного наименования «КАМАЗ»

путем внесения изменения в учредительные документы.

Изменения, внесенные в учредительные документы ответчика в части

изменения его фирменного наименования на общество с ограниченной

ответственностью «КамТехОбслуживание» (далее – общество

«КамТехОбслуживание»), зарегистрированы 25.06.2010.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных

требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечено

общество с ограниченной ответственностью «Новосибирский «Автоцентр

КАМАЗ».

Решением Арбитражного суда Новосибирской области от 15.06.2010 в

удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда

от 27.08.2010 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановлением от 30.11.2010 решение суда первой инстанции и

постановление суда апелляционной инстанции ставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской

Федерации, о пересмотре в порядке надзора названных судебных актов

общество «КАМАЗ» просит их отменить, ссылаясь на неправильное

применение судами норм материального права, нарушение единообразия

судебной практики и несоответствие выводов судов фактическим

обстоятельствам дела. По мнению заявителя, вывод судов об отсутствии

нарушения исключительных прав истца в связи с тем, что его товарные

знаки зарегистрированы в отношении товаров 12-го класса МКТУ и их

защита не распространяется на документацию и печати, является

необоснованным и не соответствует положениям статьи 1484

Гражданского кодекса Российской Федерации. Кроме того, общество

«КАМАЗ» также не согласно с выводом судов об отсутствии сходства до

степени смешения между товарным знаком и фирменным наименованием

истца и обозначениями, используемыми ответчиком. Заявитель просит

принять новый судебный акт об удовлетворении его требований.

В отзыве на заявление общество «КамТехОбслуживание» просит

оставить без изменения оспариваемые судебные акты, поскольку полагает,

что суды сделали правильные выводы относительно отсутствия сходства

товарных знаков истца и обозначений, использованных в печати и

фирменном наименовании ответчика, аффилированности истца и

ответчика, а также о неоднородности видов деятельности, осуществляемых

истцом и ответчиком, и отсутствии вероятности введения потребителей в

заблуждение относительно лица, оказывающего услуги.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве

на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей

участвующего в деле лица, Президиум считает, что заявление подлежит

удовлетворению по следующим основаниям.

Как усматривается из материаловдела, общество «КАМАЗ» является

обладателем исключительных прав на следующие товарные знаки:

товарный знак по свидетельству от 29.02.1988 № 82555 с приоритетом

от 13.07.1987, содержащий изобразительный элемент в виде бегущей

лошади и словесный элемент KAMAZ в латинской транскрипции, в

отношении товаров 12-го класса МКТУ – автомобили, двигатели

(автомобильные), узлы, агрегаты и запасные части к автомобилям;

товарный знак по свидетельству на общеизвестный товарный знак

от 11.07.2005 № 35 с приоритетом от 31.12.1999, содержащий

изобразительный элемент в виде бегущей лошади и словесный элемент

KAMAZ в латинской транскрипции, в отношении товаров 12-го класса

МКТУ – автомобили, большегрузные автомобили, двигатели

(автомобильные), узлы, агрегаты и запасные части к автомобилям;

товарный знак по свидетельству от 01.11.2002 № 226725 с

приоритетом от 31.08.2001, содержащий изобразительный элемент в виде

бегущей лошади, изображенной на щите, в отношении товаров 12-го

класса МКТУ – автомобили грузовые, микролитражные, трех- и

четырехколесные, шасси транспортных средств;

товарный знак по свидетельству от 06.02.1974 № 48465 с приоритетом

от 18.05.1973, содержащий словесный элемент «КАМАЗ» в русской

транскрипции, в отношении товаров 12-го класса МКТУ – автомобили,

двигатели (автомобильные), узлы, агрегаты и запасные части к

автомобилям;

товарный знак по свидетельству на общеизвестный товарный знак

от 11.07.2005 № 37 с приоритетом от 31.12.1999, содержащий словесный

элемент «КАМАЗ» в русской транскрипции, в отношении товаров

12-го класса МКТУ – автомобили, двигатели (автомобильные), узлы,

агрегаты и запасные части к автомобилям.

В период с 01.02.2010 по 26.02.2010 общество

«КамАЗТехобслуживание» при осуществлении деятельности по

техническому обслуживанию автотранспортных средств, торговле

автотранспортными средствами, автомобильными деталями, узлами и

принадлежностями на своей официальной документации и печати

использовало изобразительный элемент в виде бегущей лошади, в

фирменном наименовании (до регистрации 25.06.2010 изменений в

учредительные документы юридического лица) – обозначение «КамАЗ»,

сходные до степени смешения с принадлежащими обществу «КАМАЗ»

товарными знаками и фирменным наименованием. Эти обстоятельства

послужили основанием для обращения истца в суд с иском о защите

исключительных прав на товарные знаки и фирменное наименование.

Факт использования изобразительного элемента в виде бегущей

лошади и обозначения «КамАЗТехобслуживание» подтверждены

материалами дела и не оспариваются ответчиком.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды исходили из

того, что истцом не представлены доказательства использования

принадлежащего ему товарного знака на товарах, производимых

ответчиком, или использования ответчиком товарного знака истца

способами, предусмотренными пунктом 2 статьи 1484 Гражданского

кодекса Российской Федерации. При этом суды сочли, что использование

спорных обозначений на оттиске печати или на фирменном бланке не

нарушает исключительных прав истца на товарные знаки и фирменное

наименование.

Суды также пришли к выводу, что обозначения, используемые

ответчиком, не являются сходными до степени смешения с товарными

знаками истца и его фирменным наименованием, поскольку изображение

бегущей лошади на печати ответчика и его фирменных бланках не

совпадает с изображением лошади на товарных знаках истца (лошадь

изображена в зеркальном отображении); обозначение «КамАЗ» является

лишь составляющей частью сложного слова «КамАЗТехобслуживание» и

выполнено в другом стиле. Обозначение «КАМАЗ», зарегистрированное

истцом как товарный знак, написано заглавными жирными буквами с

оригинальной буквой «З» на конце. При этом истец и ответчик имеют

разные организационно-правовые формы и рынки деятельности.

Доказательств того, что указанные обозначения ассоциируются у

потребителей с обществом «КАМАЗ» и их использование ответчиком

нарушает исключительные права истца, суду не представлено.

Кроме того, суды признали истца и ответчика входящими в одну

группу лиц (аффилированными лицами), что исключает причинение

убытков истцу. Этот вывод суды сделали, исходя из следующего.

Официальные дилеры общества «КАМАЗ» на территории Новосибирской

области были аттестованы ответчиком, а не истцом. Единоличным

исполнительным органом ООО «Новосибирский «Автоцентр КАМАЗ»,

пятьдесят процентов доли в уставном капитале которого

принадлежат

обществу «КАМАЗ», на протяжении длительного времени была

Ярыгина Л.Л., в то время как единоличным исполнительным органом

общества «КамТехОбслуживание» является ее супруг – Ярыгин А.С., а

участниками названного общества являются она и ее дочь.

Однако данные выводы судов противоречат положениям главы 76

Гражданского кодекса Российской Федерации, сложившейся судебной

практике и правовым позициям Президиума Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации в сфере защиты интеллектуальной собственности

по следующим основаниям.

Согласно статье 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации

лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю),

принадлежит исключительное право использования товарного знака в

соответствии со статьей 1229 Кодекса любым не противоречащим закону

способом (исключительное право на товарный знак), в том числе

способами, перечисленными в пункте 2 этой статьи. Правообладатель

может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено

для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых

товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного

знака:

1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые

производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на

выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот

на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с

этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

2) при выполнении работ, оказании услуг;

3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский

оборот;

4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об

оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;

5) в сети «Интернет», в том числе в доменном имени и при других

способах адресации.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя

сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для

индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или

однородных товаров, если в результате такого использования возникнет

вероятность смешения.

Следовательно, использование товарного знака или сходного с ним до

степени смешения обозначения другими лицами на деловой документации

(фирменных бланках и печати) при выполнении работ, оказании услуг

является нарушением исключительного права владельца товарного знака.

Вывод судов о том, что истцом не представлены доказательства

размещения спорных обозначений именно на товарах, поэтому не доказан

факт их использования, не соответствует действующему законодательству.

Кроме того, в силу пункта 3 статьи 1474 Гражданского кодекса

Российской Федерации не допускается использование юридическим лицом

фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию

другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если

указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и

фирменное наименование второго юридического лица включено в Единый

государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное

наименование первого юридического лица.

Разрешая вопрос о сходстве спорных обозначений, суды не учли

различительную способность товарного знака истца и его фирменного

наименования, зарегистрированного ранее наименования ответчика,

вероятность введения потребителей в заблуждение относительно лица,

оказывающего услуги, а также особый правовой статус средств

индивидуализации истца: общество «КАМАЗ» является всемирно

известным производителем автомобилей «КАМАЗ» и запасных частей к

ним; товарные знаки по свидетельствам № 35 и № 37 зарегистрированы

как общеизвестные, то есть эти товарные знаки в результате интенсивного

использования стали на указанную в заявлении дату широко известны в

Российской Федерации среди соответствующих потребителей в отношении

товаров заявителя.

Пунктами 2 и 3 статьи 1508 Гражданского кодекса Российской

Федерации предусмотрено, что правовая охрана общеизвестного товарного

знака действует бессрочно, распространяется также на товары,

неоднородные с теми, в отношении которых он признан общеизвестным,

если использование другим лицом этого товарного знака в отношении

названных товаров будет ассоциироваться у потребителей с обладателем

исключительного права на общеизвестный товарный знак и может

ущемить законные интересы такого обладателя.

Вывод судов о различии фирменных наименований истца и ответчика

в силу различия их организационно-правовых форм не соответствует

правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской

Федерации, изложенной в пункте 17 информационного письма

от 13.12.2007 № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами

дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной

собственности», согласно которой различие организационно-правовой

формы как части фирменного наименования истца и ответчика само по

себе не свидетельствует об отсутствии нарушения права на фирменное

наименование.

Истец не обязан представлять в суд доказательства,

свидетельствующие о факте введения потребителей в заблуждение, как

указали суды. Согласно пункту 3 статьи 1484 Гражданского кодекса

Российской Федерации для признания нарушения достаточно представить

доказательства, свидетельствующие о вероятности смешения двух

конкурирующих обозначений.

В настоящем деле использование ответчиком товарного знака истца

может создавать большую вероятность смешения у потребителей двух

предприятий, поскольку даже суды сделали вывод о связанности этих лиц,

о наличии у ответчика статуса аффилированного лица, что не

подтверждается материалами дела и категорически отрицается самим

истцом.

Кроме того, уже после отказа в удовлетворении иска ответчик

25.06.2010 добровольно внес изменения в учредительные документы,

изменив фирменное наименование с ООО «КамАЗТехобслуживание» на

ООО «КамТехОбслуживание».

Наличие связей между единоличным исполнительным органом

ООО «Новосибирский «Автоцентр КАМАЗ» (третьего лица)

Ярыгиной Л.Л. и ответчиком свидетельствует о злоупотреблении правом с

ее стороны, поскольку общество «КАМАЗ» не было извещено об

учреждении ею общества «КамАЗТехобслуживание», использующего в

своей деятельности обозначения, сходные до степени смешения со

средствами индивидуализации истца, без его разрешения, и в силу

статьи 14 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите

конкуренции» является недобросовестной конкуренцией.

Таким образом, оспариваемые судебные акты, которыми действия

ответчика не признаны нарушением исключительных прав истца,

нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными

судами норм права и противоречат правовым позициям Высшего

Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам применения

законодательства об интеллектуальной собственности, поэтому в

соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 304 Арбитражного

процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по

делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на

основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в

настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на

основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального

кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 3

части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса

Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

 

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Новосибирской области от 15.06.2010 по

делу № А45-6990/2010, постановление Седьмого арбитражного

апелляционного суда от 27.08.2010 и постановление Федерального

арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 30.11.2010 отменить.

Исковые требования открытого акционерного общества «КАМАЗ»

удовлетворить.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью

«КамТехОбслуживание» 500 000 рублей компенсации за незаконное

использование товарных знаков истца.

Председательствующий А.А. Иванов

адвокат регистрация сми лицензии связи