Кредитный договор может быть оформлен путем обмена различными документами


Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации опубликовал постановление по делу № 10473/11 от 13 декабря 2011 года, в котором рассматривался спор между открытым акционерным обществом (банк) и обществом с ограниченной ответственностью. Суть рассмотренного ВАС в порядке надзора спора касалась того, является ли составление единого документа, подписанного сторонами, единственным способом, подтверждающим соблюдение письменной формы кредитного договора. Поводом к рассмотрению дела в порядке надзора стало обращение в ВАС открытого акционерного общества (банка) о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции и постановления суда кассационной инстанции об отказе в удовлетворении требования о солидарном взыскании суммы задолженности по договору об открытии возобновляемой кредитной линии.

Фабула дела: Банком заявлено требование о солидарном взыскании с заемщика и поручителя суммы основного долга по кредитному договору, процентов за пользование кредитом, а также неустоек, начисленных в связи с нарушением сроков возврата кредита и уплаты процентов. В качестве контрмеры заемщиком и поручителем заявлено встречное требование о признании недействительными кредитного договора и договора поручительства. Основание – подписание названных договоров неустановленным лицом. Возражая против удовлетворения встречного требования Банк, указывал на получение заемщиком суммы кредита, подписание надлежащим лицом дополнительного соглашения к кредитному договору.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска Банка и удовлетворил встречный иск Общества, признав кредитный договор недействительным, но суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции, удовлетворил первоначальный иск и отказал в удовлетворении встречного иска. Суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции и оставил без изменения решение суда первой инстанции. Суды первой и кассационной инстанции исходили из ничтожности кредитного договора ввиду того, что тот подписан неустановленным лицом. Следует отметить, что подобные выводы встречаются в судебной практике.

Коллегия судей ВАС передала дело в президиум, написав в определении о наличии в судебной практике разных подходов к данной проблеме. Судебная коллегия ВАС РФ указала на то, что нормы Гражданского кодекса РФ, регулирующие кредитный договор, не содержат императивного требования о заключении кредитного договора в письменной форме только путем составления одного документа, подписанного сторонами. Ссылаясь на ст. 820 и п. 2 ст. 434 ГК, коллегия допустила, что кредитный договор может быть оформлен путем обмена различными документами. В данном деле банк, в частности, представил не только кредитный договор, но и дополнительное соглашение к нему, платежные поручения, акт сверки задолженности, выписку по счету заемщика и ряд других документов, подтверждающих существование отношений по выдаче кредита.

ВАС РФ посчитал, что ненадлежащее оформление кредитного договора произошло по вине компании, поэтому требование о признании договора ничтожным является злоупотреблением правом. Что касается поручителя, то для действительности договора поручительства важен сам факт существования обязательства, за которое он поручался, и дефекты оформления основного обязательства в данном случае не имеют правового значения. Такое толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Президиума Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

№ 10473/11

Москва 13 декабря 2011 г.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в

составе:

председательствующего – Председателя Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации Иванова А.А.;

членов Президиума: Амосова С.М., Бабкина А.И., Бациева В.В.,

Витрянского В.В., Исайчева В.Н., Козловой О.А., Першутова А.Г.,

Сарбаша С.В., Харчиковой Н.П., Юхнея М.Ф. –

рассмотрел заявление открытого акционерного общества

«Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской

Федерации» в лице филиала – Уральского банка – о пересмотре в порядке

надзора решения Арбитражного суда Республики Башкортостан

от 23.09.2010 по делу № А07-16356/2009 и постановления Федерального

арбитражного суда Уральского округа от 18.04.2011 по тому же делу.

В заседании приняли участие представители:

от заявителя – открытого акционерного общества «Акционерный

коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации» в лице

филиала – Уральского банка – Захаренков А.В., Мертвищев А.В.;

от открытого акционерного общества «Акционерный коммерческий

Сберегательный банк Российской Федерации» в лице Нефтекамского

отделения № 4624 (истца) – Эйтвид А.И.;

от открытого акционерного общества «Нефтекамский автозавод»

(ответчика) – Горбачев С.А., Гудовичева Л.Б.

Заслушав и обсудив доклад судьи Харчиковой Н.П., а также

объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум

установил следующее.

Открытое акционерное общество «Акционерный коммерческий

Сберегательный банк Российской Федерации» в лице Нефтекамского

отделения № 4624 (далее – банк) обратилось в Арбитражный суд

Республики Башкортостан с иском к обществу с ограниченной ответствен-

ностью «Артур Т» (далее – общество) и открытому акционерному

обществу «Нефтекамский автозавод» (далее – завод) о солидарном

взыскании 65 984 052 рублей 24 копеек задолженности по договору об

открытиивозобновляемой кредитной линии от 28.05.2008 № 852 (далее –

кредитный договор от 28.05.2008 № 852).

Общество и завод заявили встречные исковые требования к банку о

признании недействительным указанного кредитного договора.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих

самостоятельные требования относительно предмета спора, привлечены

граждане Валеева Р.Х., Валиев Р.Г., Мустафин Р.М., Тухватуллин С.Р.

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан

от 23.09.2010 в первоначальном иске отказано, встречные исковые

требования удовлетворены: кредитный договор от 28.05.2008 № 852

признан недействительным.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного

суда от 23.12.2010 решение суда первой инстанции отменено, с общества и

завода в солидарном порядке в пользу банка взыскано 65 984 052 рубля

24 копейки, в удовлетворении встречных исковых требований отказано.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением

от 18.04.2011 постановление суда апелляционной инстанции отменил,

решение суда первой инстанции оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской

Федерации, о пересмотре решения суда первой инстанции и постановления

суда кассационной инстанции в порядке надзора банк просит отменить эти

судебные акты, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и

применении арбитражными судами норм права, постановление суда

апелляционной инстанции – оставить без изменения.

В отзыве на заявление завод, не соглашаясь с доводами заявителя,

просит оставить оспариваемые судебные акты в силе.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве

на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей

участвующих в деле лиц, Президиум считает, что заявление подлежит

удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено судами, между банком (кредитором) и обществом

(заемщиком) заключен кредитный договор от 28.05.2008 № 852, по

условиям которого кредитор обязуется предоставить заемщику кредит в

размере 62 000 000 рублей, а заемщик – возвратить кредитору полученный

кредит и уплатить проценты за пользование им и другие платежи в

размере, сроки и на условиях, предусмотренных договором.

В целях обеспечения исполнения обществом основного

обязательства заключены договоры поручительства: между банком и

заводом (от 28.05.2008 № 1852), а также между банком и гражданами

Валеевой Р.Х., Валиевым Р.Г., Мустафиным Р.М., Тухватуллиным С.Р.

Перечисление банком суммы кредита доказано и заемщиком не

оспаривалось.

Поскольку заемщик в установленный срок не возвратил денежные

средства, кредитор обратился в суд с иском о взыскании с общества и

завода в солидарном порядке 62 000 000 рублей основного долга,

2 772 164 рублей 38 копеек процентов за пользование кредитом,

81 534 рублей 25 копеек платы за обслуживание кредита, 1 029 369 рублей

86 копеек неустойки за просрочку кредита, 98 146 рублей 1 копейки

неустойки за просрочку выплаты процентов и 2 837 рублей 74 копеек

неустойки за просрочку платы за обслуживание кредита.

В обоснование иска банком представлены кредитный договор

от 28.05.2008 № 852, дополнительное соглашение к нему от 10.12.2008,

платежные поручения от 28.05.2008 № 838, № 842 и № 49854, платежное

поручение о внесении платы за пользование кредитом от 28.05.2008 № 837,

акт сверки задолженности от 04.03.2010, мемориальные ордеры на уплату

процентов по кредиту от 26.06.2008 № 554199, от 28.07.2008 № 621323,

от 27.08.2008 № 684797, от 27.09.2008 № 749586, от 27.10.2008 № 813927,

от 27.11.2008 № 877902, платежные требования на погашение платы

за ведение ссудного счета, выписка по счету 40702810506240100717

общества за период с 01.05.2008 по 31.12.2008.

Полагая, что указанный кредитный договор ничтожен, так как

подписан со стороны заемщика неустановленным лицом, общество и завод

заявили встречные требования о признании его недействительным.

Оценив представленные сторонами доказательства с позиций

статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

руководствуясь статьями 53, 168, 329, 820 Гражданского кодекса

Российской Федерации, суды первой и кассационной инстанций пришли к

выводу о ничтожности кредитного договора от 28.05.2008 № 852,

подписанного со стороны заемщика неустановленным лицом, и о

недействительности заключенного в целях его обеспечения договора

поручительства от 28.05.2008 № 1852. Суды указали, что сторонами

нарушены требования о соблюдении письменной формы договора,

поэтому последующее одобрение заемщиком сделки с порокомформы

невозможно.

Между тем судами первой и кассационной инстанций не учтено

следующее.

Как предусмотрено статьей 309 Гражданского кодекса Российской

Федерации, обязательства должны исполняться надлежащим образом в

соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных

правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в

соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно

предъявляемыми требованиями. Недопущение злоупотребления

гражданскими правами является общепризнанным принципом права.

В рассматриваемом споре стороны вступили в договорные

отношения, как кредитные, так и поручительства.

Оформление договорных отношений по выдаче кредита не

ограничивается составлением сторонами только одного документа

(кредитного договора), подписанного ими, а подтверждается и другими

документами, из которых будет явствовать волеизъявление заемщика

получить от банка определенную денежную сумму на оговоренных

условиях (подачей клиентом заявления о выдаче денежных средств,

внесением им платы за предоставление кредита и т.д.), и, в свою очередь,

открытием банком ссудного счета клиенту и выдачей последнему

денежных средств.

Обществом не оспаривалось получение суммы кредита, которая

поступила на его расчетный счет и была им использована в качестве

оплаты за продукцию завода.

Заемщик исполнял кредитный договор от 28.05.2008 № 852 с

изложенными в нем условиями, в том числе внес плату за предоставление

кредита в сумме 310 000 рублей, уплачивал проценты за пользование

кредитом, подписал дополнительное соглашение от 10.12.2008 к

кредитному договору об увеличении процентной ставки, подтвердил свою

задолженность по указанной сделке в акте сверки от 04.03.2010.

Поручитель был осведомлен об условиях названного кредитного

договора, надлежащий порядок заключения договора поручительства был

соблюден.

В ситуации, когда ненадлежащее оформление кредитного договора

вызвано недобросовестными действиями самого заемщика, получившего и

принявшего исполнение от кредитора, но не исполнившего свои

обязательства по возврату кредита и уплате процентов, его требование о

признании кредитной сделки недействительной из-за порока формы

следует квалифицировать на основании пункта 1 статьи 10 Гражданского

кодекса Российской Федерации как злоупотребление правом.

В силу пункта 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской

Федерации в этом случае арбитражный суд может отказать лицу в защите

принадлежащего ему права.

Что касается поручителя, то для действительности договора

поручительства важен сам факт существования обязательства, за которое

он поручался, и дефекты оформления основного обязательства в данном

случае не имеют правового значения.

При названных обстоятельствах оспариваемые решение суда первой

инстанции и постановление суда кассационной инстанции подлежат

отмене согласно пункту 2 части 1 статьи 304 Арбитражного

процессуального кодекса Российской Федерации как нарушающие права и

свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и

нормам международного права, международным договорам Российской

Федерации.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по

делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на

основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в

настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на

основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального

кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 5

части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса

Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

 

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан

от 23.09.2010 по делу № А07-16356/2009 и постановление Федерального

арбитражного суда Уральского округа от 18.04.2011 по тому же делу

отменить.

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда

от 23.12.2010 по указанному делу оставить без изменения.

Председательствующий А.А. Иванов